NEVER GIVE UP! GRUT 2018

Присаживайтесь по удобнее, ведь вам предстоит прочитать что такое GRUT - Golden Ring Ultra Trail глазами участника! Спортсмена #skprobeg и его первый опыт на ультра дистанции.

Автор - Кирилл Афендиков

 

Never give up!

...Вечер перед стартом. На пояс нацеплен номер участника, гели, мармелад, энергетические батончики, распределены между поясом, рюкзаком и подсумком. Старая Nokia, которую не жалко будет случайно утопить в болоте, упакована в водонепроницаемый пакет, там же находится бумажка с номером организаторов для экстренного звонка, рядом с кроватью стоит сумка, которую завтра заберёт автобус и забросит на 69 километр предстоящей трассы. Пора ложиться, ведь спать остаётся всего-ничего – чуть более пяти часов.

Звон будильника – 3:15. На завтрак чай, мюсли и хлеб с маслом. Изотоник разливается в гидропаки, всё перепроверено по несколько раз. Такси везёт нас на место старта. Организаторы проверяют нашу амуницию.И вот мы втроём подходим к линии старта, где уже собралось более четырёхсот пятидесяти других участников. На часах 4:59. Обратный отсчёт, выстрел, гонка началась.

Первые 10 км были лайтовыми – бег по городу и по полям. Бежалось настолько легко и непринуждённо, что мыслей о гелях и изотонике даже не возникало.

Следующая 10-ка далась сложнее, но ненамного – добавились пара бродов не глубже пояса, каскадные перепады высот и немного крапивы. Темп всё ещё был достаточно неплохим.

С 20 по 30 км преимущественно были леса: тут уже началось ощущение, что не удастся пробежать всю дистанцию так же бодро, как первую четверть. Обычные лесные тропы чередовались с поворотами в гущу леса, где приходилось нон-стоп раздвигать ветки, переступать через упавшие стволы деревьев и выискивать более оптимальные пути между метками. Впервые со старта начались проседания темпа: из-за плотности и труднопроходимости отдельных участков леса то и дело догоняли других бегунов и на таких участках скорость снижалась иногда вплоть до шага. А как иначе? Никто не хотел неудачно перепрыгнуть препятствие, неудачно поставить ногу или напороться на торчащие со всех сторон сучки. Изредка приходилось быть отхлёстанным веткой, излишне отогнутой впереди идущим участником. В общем, третий десяток уже не казался лёгким, пара-тройка гелей были прикончены к этому моменту, изотоник был почти полный.

Маршал на очередном пункте питания предупредил, что до следующего пункта почти МАРАФОН!!! Дорога и дальше пролегала через леса. Но нет, эти леса уже не были такими дружелюбными как их предшественники. Сухие тропы сменились влажными, болотистыми участками; густота веток моментами заставляла усомниться в правильности маршрута; хоть ещё и было раннее утро, темнота окружающая взор была как при наступающем закате. В воздухе начал витать запах хардкора. Если раньше мы могли намочить обувь только на редких водных переправах, то теперь обувь вообще не успевала просыхать. Уже не было мыслей: «Как же поаккуратней обойти этот участок, чтобы не намочить ноги». О, нет! «Как бы не оставить кроссовок в этой трясине» - вот более подходящие мысли на тот момент. Буквально через несколько км начались броды 2.0 – болотистая версия. Глубина уже доходила до груди, а вылезать приходилось по скользким, засасывающим уступам. Ноги у кого до коленей, а у кого и выше от тины и глины были как после приёма грязевых ванн, обувь явно прибавила в весе по 40-50 гм на каждую ногу к этому моменту, и на людях уже точно не оставалось чистой одежды. Если раньше взгляд был по большей части направлен вперёд, то сейчас же он был прикован к земле под углом в 45 градусов. Количество шуток и довольных лиц бегунов, которые были нормой на первой трети дистанции, сошли на ноль. Ещё десятку км назад мы бежали и что-то неустанно обсуждали, делились впечатлениями и уже строили планы на вечер… На смену этому пришло молчание и каменные лица: с каждым километром становилось всё сложнее выдавливать из себя слова. Ноги уже были порядком подуставшими, оно и понятно – четвёртый десяток позади. Леса и болота, болота и леса – так прошли ещё 10 км маршрута.

Обстановка снова сменилась, путь продолжился гравийной дорогой. Пропали перепады высот, засасывающие болотистые поверхности, замедляющие темп своими ветками деревья. Казалось бы, вот он – отдых после тяжёлого участка. Отнюдь! Прямые монотонные участки очень сильно утомляли. И трудно сказать, как они утомляли сильнее: физически или морально? Когда каждый следующий километр похож на предыдущий, то время тянется неимоверно долго, а пройденное расстояние по ощущениям сильно разнится с показаниями часов. У меня начало поднывать колено, да и у ребят ноги тоже уже давали о себе знать. И так, примерно на 45 километре, бег в том виде, который был «до», закончился. Начался бег, чередующийся с ходьбой. Ходьба? Да, ходьба… Хоть ещё и не была преодолена половина пути, но уже накопившаяся в ногах усталость стала стоп-фактором, который не позволял бежать без перехода на шаг, позволяющий мышцам отдыхать. Каждые 2-3 км бега сменялись 300-400 м ходьбы. В голову начали закрадываться негативные мысли: «Хватит ли гелей? Успею ли за отведённое время? Что будет с ногами через час? А через пять? Не встречу ли стену и не придётся ли использовать экстренный звонок?» Эти мысли явно не придавали сил, скорости и уверенности в успешном завершении забега.

А тем временем настал участок, протяженностью около 5 км, отмеченный на карте бычьим черепом. Это - Trail of Dead. Первый его километр заставляет перейти на шаг полностью, т.к. двигаться приходится по тропе из досок и брёвен. Бежать по такому участку физически сложно, и, что более важно, травмоопасно. После брёвен следует километр с небольшим набором высоты, уходящий в лес. И чем глубже в лес, тем сильнее меняется атмосфера. Свежий лесной запах сменяется зловонным болотным смрадом, позитивные зелёные оттенки – «нездоровыми» жёлто-коричневыми, твёрдая почва под ногами – болотом, которому не видно конца. От всего этого начинаешь завидовать тем, кто дышит ртом, а не носам; аромат местами такой, что гель съеденный полчаса назад, начинает подступать к горлу. Трясина прямо-таки не хочет отпускать, каждый неверный шаг отнимает драгоценные силы, но и останавливаться тоже нельзя – сразу начинаешь увязать как в смоле. Место можно описать так: видя, как впереди бегущий человек делает шаг вперёд и проваливается до середины икроножной, выбираешь более «рациональный» с виду маршрут и проваливаешься по колено. То, что кажется поверхностью, достаточно плотной, чтобы выдержать твой вес, на поверку оказывается самым глубоким местом в радиусе нескольких метров, и наоборот, на месте, из которого, казалось бы, замучаешься высвобождать ногу, можно смело стоять. Всё это удовольствие длится около пары километров, и лес снова выходит на грунтовую дорогу, а значит Trail of Dead окончен, но GRUT продолжается.

До следующего чек-поинта ещё около 14 км, а тут ещё новая проблема - за время, проведённое в лесу, солнце взошло в зенит и начинает припекать. Средний темп падает ещё ниже: трудно заставить себя бежать, когда изнутри давит усталость, а снаружи утомляющий зной. Брод, ранее выступающий препятствием, теперь бы сыграл роль долгожданного оазиса, но его всё нет и нет. Дорога идёт вперёд как туннель без конца и края, грунтовка сменяется песком, замедляющим движение пуще прежнего. Появляется новая тактика – бег/ходьба в пропорции 1000/500 м. Хватает этой тактики, правда, ненадолго. Уже через 6 км соотношение изменяется на 500/500 м. Но и этому приходит конец через 4 км. Ресурс организма исчерпан и остаётся только ходьба…

Позади 65 км – столько никто из нас ещё не бегал, тем более по природному рельефу. И поскольку для ходьбы «дыхалка» не нужна, то хотя бы возвращаются разговоры. Но это совершенно другие разговоры, не те что были раньше. Не проходит и пары минут, чтобы кто-то не упомянул, что у него болит. Регулярно звучат классические фразы: «Я больше не могу!», «Сколько осталось до чек-поинта?». Кто-то клянётся больше никогда не бегать дистанцию длиннее марафона, кто-то обещает лучше готовиться к забегам. Никакого удовольствия от происходящего никто уже не испытывает. Так проходит ещё порядка четырёх км трассы ...и тут должен быть пункт питания, но его нет. Спустя какое-то время бесконечная дорога всё-таки заканчивается и путь сворачивает в чащу. Напоследок, будто мы недостаточно натерпелись, в дело вступают слепни, сопровождающие нас укусами полтора километра до лагеря.

Реально оценив своё физическое состояние перед оставшимися 40 км трассы, друзья принимают решение перестать насиловать себя и закончить участие в трейле. И вот они уезжают на автобусе: мне одновременно и жалко, что им пришлось остановиться, когда за спиной почти две трети пути, и завидно, что для них мучения закончились и они уже отправляются отдыхать.

Чищу гольфы от песка и грязи, меняю кроссовки, накладываю пластырь на 4 мозоли, запасаюсь оставшимися гелями, мармеладом и батончиками, произвожу дозаправку изотоника, обильно покрываю открытые участки тела кремом от солнца, полирую это всё поверх аэрозолем от насекомых, достаю главный допинг на оставшуюся часть трассы – отправленный утром с заброской mp3-плеер. Покинув пределы лагеря, я выдвигаюсь дальше.

Дорога проходит через бескрайние поля. Несколько км двигаться приходится пешком, давая ногам отдохнуть, восстанавливая силы и морально готовясь к долгому-долгому остатку пути. Лишь после 40-50 минут ходьбы усталость в ногах начинает отступать – начинаю разбавлять ходьбу бегом. Бег существенно медленнее, чем был пару часов назад, да и длится он гораздо меньше. На каждые 500 м бега приходится порядка 700-800 м шагом. Маркеры вновь уводят дорогу в лес. Возвращаются грязь, трясина и сырость. Такой ландшафт, к счастью, длится недолго, но даже этого хватает, чтобы недавно надетые чистые кроссовки стали такими же, как и предыдущие – мокрыми, хлюпающими, покрытыми густым слоем грязи. За лесом вновь продолжаются поля. Есть совершенно не хочется: буквально заставляю себя восполнять запас калорий, заканчивая очередной гель; зато жажда становится всё сильней: запас изотоника, полтора литра которого спокойно хватило на первые 70 км, теперь же начинает уходить гораздо быстрее. Футболка и кепка пропитаны потом, кое-где выступают «белые островки» скопившейся засохшей соли. А жара, кажется, только усиливается, и лишь иногда по полям проносится освежающий ветерок.

В какой-то момент на горизонте появляется небольшая деревушка в несколько десятков деревянных домов. Цивилизация, первый раз с того момента, как были покинуты пределы Суздаля. На пути попадаются люди, не участвующие в GRUT. Судя по их безразличным взглядам, мимо них уже пробежала пара сотен таких же, как и я. И вот, увидев их, проводящих воскресенье в режиме своего обычного досуга, представляешь, что осталось лишь немного потерпеть, как вскоре, пересекши финишную черту, жизнь вернётся в привычное русло, а экстрим останется позади… ну, на какое-то время точно. А до конца, тем не менее, ещё порядком.

Сельская дорога плавно переходит в асфальтовое покрытие. И кажется вот-вот темп начнёт нарастать, ведь под ногами ровное твёрдое полотно, такое привычное, как во время тренировок. Стопы начинают отдыхать от неровностей природного рельефа, взор направлен вдаль – пропала опасность подвернуть ногу, неудачно сделав шаг. Начинаю бежать, представляя, что это просто объездная дорога дома, в Ханты-Мансийске. Но бег в очередной раз прерывается. К палящим сверху солнечным лучам, к которым уже успел попривыкнуть, прибавляется жар, исходящий снизу от дорожного полотна – начинает по-настоящему «плавить». И если раньше на пути периодически попадались лесные участки или же просто слева-справа проходили массивы деревьев, скрывающие на время от зноя, давая возможность телу немного подостыть, то теперь о тени можно только мечтать, а свежий обдувающий ветерок с полей сменился горячими потоками воздуха, напоминающими включенный фен. Губы начинают пересыхать и трескаться, частые солёные капли пота, скатываясь со лба, так и норовят попасть прямо в глаза. Трубка от резервуара с изотоником подносится ко рту чуть ли не через каждую минуту. Тёплый, почти горячий гель, нагревшийся на поясе, из-за своей температуры имеет отвратительный вкус и больше походит на какое-то лекарство. Появляется сонливость – хочется просто лечь и заснуть. Бежать в таких условиях нет никакого желания. В мечтах, чтобы пошёл дождь... нет, даже ливень, смотрю вверх, но на небе ни облачка.

Рядом крайне редко начинают проезжать автомобили, пыль от которых оседает на ногах и одежде. Каждая следующая машина, проезжающая в попутном направлении, как бы дразнит всё сильнее, показывая, что до конца дороги можно добраться гораздо быстрее. Желание сдаться всё усиливается и в какой-то момент, услышав позади звук приближающегося авто, я останавливаюсь, разворачиваюсь на 180 градусов и выставляю вытянутую руку с оттопыренным большим пальцем. Машина останавливается, водитель спрашивает:

«До Алферихи, что ли?».

«Не уверен, не местный, мне нужно в сторону Суздаля» - отвечаю я.

«О, я как раз буду проезжать через город, тут езды на полчаса, не больше, запрыгивай».

Открываю дверь, с трудом закидываю ногу в салон пикапа и понимаю: «Вот моя линия финиша! Сдался? Ну и пусть! Надо было сделать это ещё несколько попуток назад, а по-хорошему вообще сесть на автобус с друзьями в лагере на 69-ом километре». Бросаю рюкзак с поясом назад, протягиваю ноги, откидываюсь на спинку. В машине работает кондиционер, обдувая бодрящими потоками прохладного воздуха, а километры за стеклом начинают проносится один за одним… Эх, если бы: я всё ещё иду по раскалённому асфальту, смотря в сторону удаляющегося от меня авто. Чего только не придёт в голову, чтобы отвлечься от духоты, усталости и монотонности дороги. Чтобы не начать сходить с ума, разум развлекает себя как может. «Может не стоило обгонять тех двух парней пару километров назад? Возможно, сейчас бы двигались вместе, о чём-нибудь болтали, а километры за разговором «пролетали» бы быстрее, если уж не по времени, то по самочувствию точно. А что вместо этого? Смотрю на часы чуть ли не чаще, чем пью изотоник: поднимаю руку, на циферблате 17:20, двигаюсь по ощущениям ещё четверть километра, снова поднимаю руку… Что? Всё ещё 17:20, а по расстоянию не пройдено и сто пятидесяти метров.» Время, равно как и дистанция тянутся чертовски долго. В очередной раз подняв руку, понимаю, что часы сели. Пытаюсь снова запустить их, зажав кнопку включения – безуспешно. Может так даже лучше: смотреть каждую минуту на цифры, чтобы убедиться, что время не остановилось, а километры потихоньку подходят к заветному числу, весьма утомительно. Без часов, но с музыкой продолжаю двигаться далее.

И наконец-то взамен очередного маркера на дороге виднеется указатель влево. На 85 километре трейл снова становится трейлом. Сворачиваю с асфальта на зелёные луга. Не ожидал, что буду так радоваться крапиве, репейнику и лужам. Обилие ярких цветов оказывает релаксирующий эффект, вместо длинной прямой трассы, давящей на нервы, изобилующая поворотами и изгибами тропа, не дающая заскучать. Снова начинаю бежать и снова начинаю получать удовольствие от происходящего. На позитиве, с новым приливом сил прибавляю громкости в наушниках и километры уже не тянутся мучительно долго, как это было ещё полчаса назад. В какой-то момент замечаю, что что-то не так. «Давненько не было маркеров. Ну, наверное, вот-вот будет». Пробегаю ещё 50 метров, и ещё, и ещё… Маркера всё нет – нужно возвращаться назад. Увлёкшись, не заметил поворот, уходящий в сторону леса, и пробежал примерно где-то 450 лишних метров туда-обратно. Итого: почти лишний километр и 7-8 минут потрачены впустую. Но досадная ошибка не ударила по морали, а как бы это странно ни звучало, даже раззадорила меня. «Больше я так не ошибусь, а заодно и развлеку себя хоть чем-то – буду считать пройденные маркеры. Сколько маркеров интересно осталось позади? Тысяча? Полторы? Две?». Через некоторое время по второму разу обгоняю группу из трёх человек. Взгляд у них немного ошарашенный.

Солнце тем временем медленно, но уверенно приближается к горизонту. А на горизонте, к слову, виднеется знакомое место. Чек-поинт номер пять, он же номер два. Я пробегал здесь всего каких-то 12 часов назад, тогда это был 19-й километр трассы, теперь же – 92-й. Быстро умяв половину банана и выкинув упаковки от съеденных гелей, вновь выдвигаюсь в путь. Остаётся примерно 15-16 км. Но всё не может так просто закончится – за белой полосой начинается чёрная.

Не пробежав и километра от чек-поинта снова начинает ныть правое колено, и в очередной раз приходится переходить на шаг, ещё через километр начинаются броды. Перейдя первый брод и промочив ноги, через несколько минут чувствую, что на левой ступне из-за влаги пластырь отклеился со своего места и вперемешку со скопившимся песком начинает натирать мозоль. Дискомфорт перерастает в ощутимое жжение и почти сразу переходит в боль. Снимаю гольфу и обнаруживаю, что мозоль вскрылась. Теперь она кровавая! По максимуму очищаю рану, как могу вытряхиваю мокрый песок из кроссовка и носка, крест-накрест накладываю два новых пластыря и двигаюсь далее.

Боль понемногу стихает, но темп серьёзно поубавился, я подхожу ко второму броду. Делаю первый шаг – вода по колено, второй шаг – так же, третий – начинают намокать шорты, очередной шаг – я проваливаюсь в подводную яму – пояс с гелями и номером участника полностью под водой, быстро вылезаю и, дойдя до берега останавливаюсь как вкопанный… Гнетущая тишина, в наушниках больше не играет музыка – плеер, который был на поясе, утих. Судорожно оттряхиваю его и пытаюсь реанимировать – нажимаю все кнопки, выдёргиваю и вставляю обратно наушники – результата никакого. «Треки, которые не давали закрасться унынию. Треки, отгонявшие негативные мысли. Треки, которые как обезболивающее смягчали неприятные ощущения в ногах. Треки, заряжавшие меня энергией подобно гелям и изотонику. Треки в наушниках, которые параллельно треку под ногами, сопровождали меня на протяжении последних 25 километрах, закончились.» Постояв какое-то время в ступоре, переведя дух и собравшись с мыслями, выдвигаюсь дальше, уже в тишине.

И вот когда думаешь: «Ну хуже уже быть не может», случается ЭТО… Выбираясь из очередного брода, на пути предстаёт уступ, ну знаете, такой скользкий уступ высотой около метра, чтобы взобраться на который, нужно закинуть одну из ног на его край, надёжно уперевшись ступнёй, и быстро, одним рывком, чтобы не начать соскальзывать обратно вниз, выпрямить эту ногу в колене, подтянув тем самым вторую наверх. Так вот, закинув правую ногу на уступ, делаю этот самый рывок, и, оказавшись наверху, сразу же падаю на землю от резкой сильной боли. Стягиваю правую гольфу и с ужасом наблюдаю приличных размеров «вмятину» на икроножной мышце. Пытаюсь выпрямить ногу, чтобы как можно быстрее подавить судорогу, и осознаю, что помимо икры у меня свело и заднюю сторону бедра. Впервые за долгое время у меня на глазах слёзы, но эти слёзы не из-за боли, это слёзы отчаяния. «Это конец! Ещё полчаса назад я представлял как в скором будущем финиширую, а сейчас я в дюжине километров от него не в состоянии стоять на ногах. Финиш, встреча с друзьями, душ, ужин, последний автобус из Суздаля до Москвы в 23:00, посадка в 5 утра на самолёт в Шереметьево, возвращение в Ханты и заслуженный отдых – всем этим планам, похоже, не суждено сбыться.»

Сломленный и подавленный я дрожащими руками достаю из водонепроницаемого пакета телефон с номером организаторов, около минуты смотрю на него, на ногу, на солнце, которое уже садится, снова на телефон и т.д. В голове в этот момент каша из различных мыслей, переполняющих меня эмоций, возникающих вопросов и болезненных ощущений, сменяющих друг друга. Долго не могу решиться: то пытаюсь встать, то убираю телефон, то снова достаю его – в итоге, тяжело вздохнув, принимаю решения сдаться – набираю номер с бумажки – гудки, вытираю слёзы, перепроверяю номер, снова набираю – снова занято. «Видимо, я не один такой, кто не справился, и, возможно, в нескольких км от меня ещё один «счастливчик» сообщает по телефону о своём фиаско. Собственно, а что Я скажу организаторам? Что травмировался? Что нахожусь непонятно где, где-то между 90-м и 100-м километрами трассы? Что мне нужна помощь? И что ОНИ сделают? Вертолёт, что ли вышлют?» Сбоку слышится бултыхание, на злосчастном уступе появляется ещё один участник, смотрит на меня, держащего в руках телефон, и спрашивает:

«Ты в порядке?»

«В полном!!!» – со злобой отвечаю я.

Он ещё пару секунд смотрит на мою ногу и, выдав: «Ну ок», пробегает мимо.

Неловкое молчание с моей стороны…

«Это просто бред!!! Всё не может так закончится!!! Я слишком далеко зашёл, чтобы вот так вот взять и сдаться!!! Да-да, точно… Я знаю, что должен сделать!!! Я просто не оставлю себе иного выбора, кроме как дойти до конца!!!» Я замахиваюсь, чтобы выбросить телефон в воду, но в последний момент останавливаюсь. «Секундочку. Ну конечно! Как же я сразу до этого не додумался?» Захожу в настройки телефона и нахожу музыку, которую загрузил более 10 лет назад. Я нажимаю кнопку «PLAY» и по лицу начинает расплываться улыбка – в округе разносится вступление «Evanescence – Bring Me To Life». Дослушиваю до припева, кладу телефон рядом. «Пора!!!». Стараюсь выпрямить ногу: вперёд-назад, вперёд-назад, мало-помалу её удаётся разогнуть, тяну носок на себя, параллельно похлопывая и массажируя скованные мышцы. Спазм спадает, боль начинает потихоньку притупляться. С третьей попытки удаётся втстать, поднимаю телефон и закрепляю его сверху на рюкзаке, из него уже раздаётся «Nickelback – If Everyone Cared». Начинаю прихрамывать к следующему маркеру.

Шаг за шагом боль эхом проходит по мышцам, от стресса и напряжения по лицу пробегают капли пота. Не знаю сколько шагов я сделал до того момента, как болезненные ощущения стихли, не вспомню сколько минут у меня ушло на первый после «уступа» километр. Но одно могу сказать точно – за это время меня обошли, кажется, все, кого я обгонял в течение последних 40-50 минут. Мне крупно повезло, потому что трасса с того момента стала гораздо проще: ни одного брода, никаких поваленных деревьев, никаких трясин и болот, никаких чёртовых уступов. Темп вернулся к уровню обычной ходьбы, наверное только, километра через 2-2,5.

Вскоре природный ландшафт снова начинает чередоваться с сельскими дорогами и асфальтовыми участками, за мостом виднеется очередной пункт питания, но путь к нему преграждает длинная каменная лестница вниз. Спуск по этой лестнице напомнил ощущения спуска после качественной силовой тренировки  только в десять раз «веселее». Каждую ступеньку меня шатает из стороны в сторону, несколько раз опираюсь на поручни, восстанавливая равновесие. С горем пополам спустившись, направляюсь к столам с фруктами и напитками. Волонтёров и организаторов, кажется, нисколько не смущает музыка, играющая у меня из-за спины. По привычке смотрю на севшие часы, после спрашиваю у людей который сейчас час, мне отвечают, что почти 20. Взяв целый банан и стакан колы, располагаюсь на стоявшем без дела стуле и неспешно их оприходую. Вставать со стула категорически не хочется, но уже через несколько минут я снова двигаюсь дальше, и меньше чем через час я уже нахожусь перед дорожным знаком с заветной надписью «Суздаль», а значит до конца остаётся чуть более двух км.

Больше никаких маркеров, вместо них вдоль дороги стоят волонтёры с фотоаппаратами и камерами и подсказывают куда бежать дальше. Все проезжающие машины сигналят, все прохожие всячески подбадривают. «Ещё несколько километров назад всё было против тебя, теперь же все за тебя». Воодушевлённый этой мыслью и близостью финиша я в последний раз нахожу в себе силы бежать, на адреналине и на эмоциях. Пробегаю по знакомым улицам, с которых утром начинался забег. С пары сотен метров впереди доносится музыка, выключаю телефон. Последний поворот, за ограждением уже стоят друзья. Финишная прямая, из колонок играет «Limp Bizkit – Rollin'», я пересекаю черту. Медаль, обнимашки, пакет финишёра, фото.

Буквально через несколько минут после финиша, стоило только перестать двигаться, организм начинает резко остывать. Ощущения как при болезни – меня трясёт от озноба, появляется лёгкое головокружение, болит всё: ноги, спина, руки, шея. Переодеваюсь в чистую сухую одежду – одеваю всё, что было, включая куртку из финишного пакета, лишь бы подавить ощущение холода. За прошедшие 16 с небольшим часов сожжено почти семь тысяч калорий, а восстановлено меньше половины. Организм в этот момент как выжатый лимон. Ничего не хочется: ни спать, ни есть, ни пить; хочется только лежать и не двигаться, чем я, собственно, и занимаюсь до прибытия автобуса.

Трансфер в Москву, такси, метро, самолёт, снова такси и вот я дома. Я бросаю все вещи и, дойдя до кровати, сам падаю замертво. Это мой самый долгий и крепкий сон за последние несколько лет…

И вот спустя почти десять дней я дописываю эти строки. «Подумать только – 108 километров за раз, хотя ещё год назад я не бегал и восьми». О забеге напоминают бледный след от часов на руке, редкие спазмы икр по ночам, слабость в правом колене, три новых почерневших ногтя на ногах, трофейная куртка и новая медаль на стене. Надпись на медали гласит: «Never give up!» – «Никогда не сдавайся!». Вот уж действительно…

P.S.: может быть для кого-то прочитанное станет мотиватором, может быть кто-то даже сам захочет поучаствовать в подобном забеге, но я писал этот рассказ как предостережение для решивших купить слот на такое мероприятие. Настоящая цена, которую нужно быть готовым заплатить, гораздо выше: кровь и пот, слёзы и боль,  усталость и отчаяние.

За день до старта я был уверен, что готов. Как же я ошибался… Нет, конечно же я догадывался, что это не будет просто, но даже близко не мог предположить, как тяжело мне дастся этот забег. Нельзя просто взять и подготовится к подобному за короткое время. Целый набор ошибок, которые были допущены: некомфортный местами темп, отсутствие ортопедических стелек и запасных гольф, недостаточный сон перед забегом, неправильная стратегия бега на начальных километрах, не очень удобные футболка и шорты, нежелание терять время для того, чтобы остановиться и «вытряхнуть» обувь и носки после особо грязных этапов и т.д. Всё это не так страшно на обычных дистанциях, но когда речь заходит о сотне… любая мелочь перестаёт быть мелочью уже на середине. Недостаток сна сперва превратится в повышенную усталость, перерастающую со временем в нечто большее. То, что вызывало хоть малейший дискомфорт в начале, в дальнейшем перерастает в большие проблемы. Так чуть-чуть гуляющие лямки от рюкзака с водой превращаются в обширные раздражённые участки кожи под ними; чуть-чуть свободные шорты – в горящие натёртости на ногах; не вытряхнутые вовремя грязь и песок – в мозоли и воспаления; неудачные удары о палки и камни – в чёрные ногти и боль, которая напоминает о себе с каждым следующим шагом всё сильнее и сильнее. А ведь всё могло быть ещё хуже: погода, судя по рассказам участников, бежавших GRUT в 2017 году, могла быть гораздо более мерзкой и накинуть ещё час-полтора ко времени прохождения дистанции; травма могла оказаться куда серьёзней; был риск словить проблемы с пищеварением или мигрень и т.п. Чем хуже физическая подготовка, тем сильнее должен быть дух: вполне вероятно, что наступит момент, когда организм будет работать на износ, вопреки инстинкту самосохранения, на морально-волевых. Любой сколь угодно хороший план на забег, даже самая продуманная стратегия могут дать трещину, стоит лишь встретить на пути свой личный «уступ».

Так ради чего люди соглашаются на такое? Кто-то желает проверить свои силы, кто-то из спортивного интереса, для кого-то же это всего лишь подготовка для более серьёзных забегов, кто-то в поисках новых ощущений, для кого-то, возможно, это предмет спора, кто-то не смог отказаться от предложения и участвует за компанию с друзьями, кому-то просто очень нравятся экстремальные забеги, кто-то в качестве эксперимента над своим организмом, кто-то ради новой главы в книге, которую пишет, кто-то из-за статуса и призовых, кто-то этим просто живёт. Причины могут быть самыми разными, но я с трудом представляю себе насколько физически и морально готовым нужно быть, чтобы ни разу между стартом и финишем не задать себе вопросы: «Что я здесь забыл? Зачем мне это нужно? Как я мог на такое согласиться?» А если уж такие вопросы начали возникать, то это означает ровно одно: ты уже наполовину сдался. Чтобы таких вопросов не было, нужна осознанная цель, оправдывающая каждую секунду участия в подобном аттракционе или мотиватор, по-настоящему сильный мотиватор, т.к. эта самая мотивация с каждым километром угасает, а желание сойти с дистанции, напротив, только нарастает.

Для меня мотиваторами стали друзья и музыка: без друзей, в одиночку, я никогда бы не согласился на такой забег, а без музыки я навряд ли бы смог его закончить. Если бы я «после забега», понимая через что пришлось пройти в тот день, мог вернуться во времени к себе «до забега», то обязательно б попытался себя отговорить от этой авантюры. Но зная себя, себя бы я конечно не послушал. В итоге, как ни крути, подобные безумства иногда необходимы, они скрашивают нашу жизнь, делают её необычной, они нужны, чтобы было что вспомнить и о чём рассказать, чтобы не упрекать себя фразой: «Как же скучно я живу»!


Яндекс.Метрика